Мечта

Я всегда мечтала об отце. Чтобы он приходил домой, уставший после работы, кричал с порога: «Здравствуй, доча!», подкидывал меня к потолку, целовал в щеку. И чтобы по выходным он крепко держал меня за руку, и мы с ним шли в парк, и он покупал мне мороженое и горячий жареный пирожок с повидлом.

Немного повзрослев, я мечтала, чтобы он радостно меня спрашивал: «Доча, а не купить ли нам тебе новое платье, или давай пойдем в кино, и возьмем с собой маму?!».

И чтобы когда он встречал своих знакомых на улице, говорил: «Это моя дочь! Смотрите, какая красавица. И умница — ни одной тройки!». На самом деле у меня не было даже четверок, но достаточно того, чтобы он говорил о тройках.

Впрочем, отец у меня был. Он работал инженером на фабрике, приходил домой и спрашивал: «Что получила в школе на уроках?!». Я честно отвечала: «Пять, пять, пять, четыре!». Он делал утомленное лицо и возмущался: «По какому четыре? Что за бездарь: неужели нельзя на пятерку выучить?!». А один раз, встав ночью в туалет, он наткнулся на мои туфли в прихожей, и разбудил меня, чтобы я поставила их на место.

Я сильно простыла, меня знобило, нос не дышал, болело горло. Мне очень не хотелось вставать. Мою жалкую просьбу подождать до утра, он даже не дослушал. И мне пришлось вылезать из теплой постели, плестись в прихожую ставить туфли на место. Утром я не смогла встать, от слабости кружилась голова, трудно было глотать. Мама вызвала врача, оказалось, что я подцепила гнойную ангину.
Придя с работы, отец даже не зашел ко мне, чтобы спросить, как я себя чувствую. Только заметил маме, что мне надо чаще давать лук или чеснок перед школой, чтобы я не хватала всякую заразу.

В третьем классе мне исполнилось девять лет. Среди одноклассников я была самой младшей, как-то так получилось, что меня приняли в школу в неполные семь лет. Отец был уверен, что это пойдет мне на пользу: чем раньше окончу школу, тем больше шансов будет сделать карьеру, прежде чем выскочу замуж и нарожаю детей. Всех принимали в пионеры в музее Ленина, а что делать со мной не знали: в пионеры полагалось принимать в десять.

Я очень переживала: все будут в красивых новых галстуках, и только я одна с октябрятской звездочкой? Отца это тоже обеспокоило, он пошел к директору школы, и вопрос как-то решился. Узнав об этом, я громко закричала: «Папа, спасибо!». Он строго посмотрел на меня: «Чтобы никаких четверок!», и пошел пить чай.

Перед Новым годом, я примеряла новое платье, и у меня носом пошла кровь. Причем, не просто пошла, она очень сильно полилась. Отец был дома, увидев, что со мной приключилось, велел задрать голову, чтобы кровь остановилась. Но она попадала мне в горло, и я захлебывалась.
Я закричала от испуга, но он сделал страшные глаза и велел делать, как он говорит: ведь он не раз разбивал нос, знает, что это ерунда быстро проходит. Однако из носа бил маленький теплый фонтанчик, у меня началась рвота. К счастью тут пришла мама и вызвала «скорую».
А отец гневно ей бросил: «Ты готова из-за каждой ерунды в больницу бежать. Не хочет меня слушаться, пусть подыхает!». Врач приехал очень быстро, запихнул мне в нос метра два узенького бинта, и где это все поместилось? А потом велел собираться в больницу, несмотря на то, что я уже чувствовала себя прекрасно. Мама одела меня и оделась сама, а отец только пожал плечами: «Делайте, что хотите!».

Я лежала под капельницей, мне хотелось спать, но спать было нельзя, чтобы иголка не вышла из вены: они у меня были очень тонкие. И я лежала и мечтала, чтобы мой отец умер. Громко и скорбно играл бы оркестр, я горько плакала бы около его гроба, а мама в черном платке, вся заплаканная, говорила бы ему: «Ты видишь, как она тебя любит?!». А он бы лежал с восковыми губами, но было бы видно, что он расстроен, оттого что не оценил моей любви. Каждую Троицу я приходила бы к нему на кладбище с цветами, и на могиле посадила бы много-много цветов.

К счастью, моя мечта не сбылась. Отец умер в преклонном возрасте в своей постели, мамы не было около его гроба: она умерла раньше. Горько плакать мне было некогда: надо было давать распоряжения рабочим из похоронной службы, говорить всем, кто пришел проститься с отцом, где будут поминки и в какой автобус садиться, если они хотят поехать на кладбище.
Его могила, как и мамина в идеальном порядке, к счастью, сейчас для этого совсем не нужно ездить туда на Троицу.

Алена Оленова

Комментарий психолога

В этой истории мы встречаемся с болью ребенка, который, как бы они ни старался, не мог заслужить расположение и принятие отца.
Презрение к переживаниям дочки сообщает о том, что он сам, когда был маленьким, не встречал ни поддержки, ни сочувствия, и научился считать наивысшей добродетелью способность игнорировать свои и чужие потребности — даже такие жизненно важные, как сон и здоровье.

Девочка, вынужденная жить с жестоким и обесценивающим Тираном (да-да, это именно Тиран), в глубине души мечтает о его смерти.
Как ни парадоксально, это желание можно считать признаком психического здоровья. Это означает, что в глубине души девочка понимает, что над ней совершается насилие, и хотя бы в мыслях мстит насильнику.

Гнойные ангины, кровь, бьющая фонтаном из носа — это «признаки» отчаянно соматизирующего ребенка, который изо всех сил пытается выжить и одновременно красноречиво сигналит о своем неблагополучии.

Увы! В прежние времена болезни ребенка не принято было связывать с его психологическим состоянием. Между тем специалистам сегодня известно, что некоторые виды болезней имеют почти 100% соматическую природу, и ангины — из их числа.

Остается добавить, что девочка, выросшая с тиранящим и обесценивающим ее отцом, в будущем столкнется с серьезными трудностями в построении отношений с мужчинами.

Вот несколько возможных сценариев:

- Женщина выберет себе в мужья Тирана, который так же, как в свое время Отец, будет совершать насилие над ней. Почему?
Потому что несмотря ни на что, ребенок любит родителя, и в его представлении, любовь мужчины связывается с насилием. «Бьет — значит любит»

- Женщина будет избегать отношений с мужчинами. Намучавшись в своем детстве, она будет бессознательно разрушать любые отношения, хотя ей может казаться, что она очень даже их хочет.

- Женщина может считать, что она недостойная, всегда не дотягивающая до какой-то планки — не слишком красивая, не очень умная, слишком слабая и т.п. В любом мужчине она может «видеть» обесценивающего ее отца и вряд ли она «замахнется» на достойного партнера. Скорее, выберет себе закомплексованного неудачника в надежде, что хоть он ее не бросит.

В любом из этих случаев счастливой ее жизнь не назовешь.
А ведь папа так старался, и верил, что его старания пойдут дочке на пользу…

Вероника Хлебова

This entry was posted in Истории наших читателей с комментариями психолога and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.