Ежик колючий

Маленький мальчик шел по дорожке и пел песенку: «Маленький ежик, ежик колючий, прыг, прыг, прыг».

– Детонька, как же ежик прыгает? – спросила его мама.
– На лапках, – с умным видом ответил малыш.
– А зайка?
– А зайка – длинные ушки, – укоризненно посмотрел ребенок на маму.
Она хотела спросить что-то еще, но позади них вдруг раздался громкий крик, и следом детский плач.
Мама с сыном обернулись.
Девочка лет трех громко плакала, а женщина шлепала ее и зло кричала:
– Скотина, только что надела на тебя новое платье, а ты его уже все извозила.
По-видимому, девочка испачкалась, когда упала, коленка у нее была ободрана.

Мама мальчика достала из сумки влажную салфетку:
– Обработайте ранку, чтобы не загноилась, – предложила она.
– Ничего с этой свиньей не будет, – огрызнулась та, но салфетку взяла.
Девочка, всхлипывая, размазывала слезы по лицу.

Малыш всю дорогу шел молча и уже не пел свою песенку про ежика-попрыгунчика. Когда они подошли к дому, он прошептал:
– Тетенька плохая, нельзя бить деток, им больно.
Мама поцеловала мальчика и сказала:
– Она не плохая, она несчастная. Ее не научили любить.

К вечеру мальчику стало плохо, он отказался ужинать, жалуясь на живот.
Мама вызвала скорую помощь. Врач долго мял малышу животик, ничего не нашел, но посоветовал съездить в больницу, показаться хирургу.

В приемном покое было много народу, дети самых разных возрастов ждали своей участи.
Пока спустился хирург, пока осмотрел ребенка, пока взяли кровь из пальца и ждали результатов анализа, мама раза три услышала страшную историю о том, что прямо перед ними привезли девочку, выпавшую из окна. И врачи сейчас делают ей операцию.
Постепенно история обрастала подробностями.
Девочка забралась на подоконник, а когда мама собралась снять ее оттуда, та поскользнулась и выпала в открытое окно.

Наконец, пришел врач и сказал, что ничего серьезного, к счастью, у них нет, и можно ехать домой. Мама обрадовалась и стала вызывать такси.
В это время из двери медики под руки вывели плачущую женщину. Увидев ее, малыш прижался к матери. Она оглянулась посмотреть, кто мог испугать ее сына, и вздрогнула: перед ней стояла та самая «плохая тетенька».

Повинуясь инстинкту, мать взяла сына на руки и крепко прижала его к себе. В приемном покое воцарилась тишина, и все слышали, как мальчик шепотом произнес:
– Мамочка, эта тетенька не любит детей. Пойдем домой: я ее боюсь.
А в голове его мамы мелькнула нелепая догадка: девочка не поскользнулась, она отшатнулась от рук матери, потому что эти руки ее били. И она еще крепче обняла сына.

Уже когда такси подъезжало к дому, малыш развеселился и запел: «Маленький зайка, крепкие ножки, прыг, прыг, прыг!»
– А ежик? – спросила мама.
– А ежик – колючий. Как он прыгать будет? – ответил сын.

Алена Оленова

Комментарий психолога

Мы нередко становимся свидетелями подобных сцен. Лично я в таких случаях ощущаю неловкость и беспомощность.
Из-за того, что понимаю — что происходит в этот момент в этой душераздирающей мизансцене.
И ничего не могу изменить.

Та, которая когда-то была Жертвой, отыгрывает свою боль и злость на собственном ребенке. И при этом она его любит.

Скорее всего, она испытывает жгучее чувство вины, но вина не способна остановить насилие. Скорее — наоборот, усилит злость и ярость.
Мы злимся на тех, перед кем испытываем вину.

Так происходит потому, что мы не способны относится к своим детям лучше, чем относимся к себе.
Эта женщина в глубине души также тиранит себя, казнит, наказывает.

Потому что именно так к ней относились ее родители.
А ребенок не может относиться к себе лучше, чем это делали мама и папа.
Поэтому насилие порождает насилие, а жестокость плодит другую жестокость.

И чем строже мы себе запрещаем эти проявления, тем сильнее их выражаем.

Если бы эта женщина смогла вспомнить себя в детстве и пожалеть, посочувствовать себе — тогда бы и появился у ее ребенка шанс на другую, более счастливую жизнь. Потому что тогда она смогла бы сочувстовать и дочке.

Жалеть — а не наказывать.
Утешать — а не ругать.
Поддерживать — а не подавлять.

Другая мама в этой истории так и поступала. Она инстинктивно обеспечила защиту своему ребенку — обнимала, крепко прижимала к себе, целовала — когда он испугался, столкнувшись с насилием.

Именно поэтому увиденное, хоть и стало для него непростым эмоциональным событием, не вышибло его из такой важной детской жизни.

Вероника Хлебова

This entry was posted in Истории наших читателей с комментариями психолога and tagged , , . Bookmark the permalink.