Аппликация

Девочки сидели за столом и раскладывали кукол. Зимнее солнце заглядывало в маленькое окно деревянного дома, и на его свету серый вязаный половичок расцвел красными, желтыми и бордовыми полосками.

Марина радовалась тому, что большие девочки взяли ее в свою компанию. Света уже во втором классе, а Лиля в первом, но они дружат с ней, хотя она пойдет в школу еще не скоро. Потому что только летом ей исполнится шесть лет, а в школу берут с семи, а иногда даже с восьми.

Правда, Марина читает лучше, чем ее подружки-школьницы не по слогам, а целыми предложениями: это ее папа научил. Ей очень нравилось громко читать разные истории, пока мама жарила картошку, а папа рисовал стенгазету, разложив большие листы плотной белой бумаги. От этого тесная комната становилась совсем уж маленькой, но зато было радостно и вкусно пахло красками из блестящих тюбиков.

Марина жила в таком же маленьком деревянном доме, что и ее подружки, только родители не держали кур, и не сажали в огороде картошку, потому что хозяйка дома не разрешала ничем пользоваться. Она говорила, что кур надо держать в деревне, а они живут в городе.
Света захлопала в ладоши: «Сейчас мы будем делать аппликацию! Это надо из цветной бумаги вырезать разные фигурки и приклеить на лист бумаги. Вот только у нас нет ножниц».

«У нас ножницы есть, я сейчас их принесу. Мне мама даст», – поспешила обрадовать подружек Марина, и, накинув пальтишко, выбежала на улицу. Дома она быстро схватила ножницы и побежала обратно. Под ногами приятно похрустывал снежок, солнце собиралось закатиться за горизонт, тени были длинными и тонкими. Марина толкнула дверь соседского дома, но она оказалась закрытой. Странно, двери на их улице никогда не закрывали, пока не ложились спать.

«Девочки, это я ножницы принесла», – прокричала Марина, но дверь никто не открыл. Она побежала к окошку, чтобы постучать в него. Наверное, они играют и не слышат. Но и на стук в окно никто не отозвался. Она опять побежала к двери. Ничего не понятно, что же делать?
И тут во двор вышла мама. Она была молодая и очень красивая. Все соседки ахали, когда говорили про нее, и еще говорили, что Марина тоже вырастет красавицей, хотя больше похожа на папу.

– Дочурка, что ты тут делаешь? – спросила мама. – Пойдем домой!
– Мамочка, я не могу, мы из бумаги картинки вырезать будем и клеить на бумагу. Я ножницы принесла.

– Дочь, пойдем домой. Разве ты не видишь, что девочки специально отправили тебя домой, а сами закрылись.
– Нет, мамочка, просто ножниц не было.

– Господи, глупая, девочки взрослые, а ты маленькая, им надоело возиться с тобой, и они от тебя избавились. Пошли домой! А то девочки над тобой уже смеются.

Марина подбежала к оконцу и, прижимая замерзшие ладошки к стеклу, посмотрела в комнату. У стены стояли ее подружки и, показывая на нее пальцем, хихикали.

У Марины на душе стало тихо-тихо. Так тихо, что образовалась пустота. И она сделала последнюю попытку:
– Но у меня там шарфик и рукавички.
– Ничего, заберем позже. Пошли и не будь посмешищем.

Марина покорно пошла с мамой, и только в голове гудело: «Над тобой смеются, ты посмешище».

Если бы Маринина мама была постарше и помудрее, она бы сказала:
– Ты моя самая лучшая дочь, и пусть девочки страдают без твоей компании. А мы с тобой сейчас будем читать интересную книжку, и печь вкусные булочки.

Но мама была уверена, что дочь еще маленькая и ничего не понимает в жизни. Поэтому она взяла ее за руку и отвела домой.
В доме пахло булочками, но Марине совсем не хотелось есть. Пустота в душе стала горячей и сухой. Хотелось пить. К ночи у нее поднялась такая высокая температура, что пришлось вызывать скорую помощь.

На следующий день шея распухла, и голова перестала поворачиваться, а ночью носом пошла кровь. Она не текла, а била фонтаном, и Марина думала, что захлебнется в ее потоке. Но врач скорой быстро засунул в ноздрю длинную полоску бинта, кровь остановилась, и Марина заснула.

– Если будет хуже, – услышала она сквозь сон, – вызывайте еще раз, увезем в больницу, паротит очень тяжелый. Почаще поите водой.
Марине не знала, что такое паротит, но было приятно, что он тяжелый. Ей хотелось уехать далеко-далеко, чтобы стучали колеса вагона, и путь никогда не кончался.

А потом она стала поправляться, ей уже хотелось вкусных булочек и жареной картошки с селедкой. А еще ей понравился густой красный сок, который почему-то надо было пить с солью. Это было странно: Марина часто пила соки, и все они были сладкие. Но необычный сок все равно был вкусный.

Наконец Марину одели потеплее, замотали шарфом и вывели на улицу. С крыш свисали сосульки, на солнце они таяли и крупными каплями стекали на землю. В воздухе пахло чем-то незнакомым, или, вернее, чем-то давно забытым: солнцем, подтаявшим снегом, и немножко зеленым лугом.
«Как хорошо, – подумала Марина, – я буду, как царевна в сказке, жить-поживать и добра наживать, а потом приедет принц и увезет меня в страну фей и эльфов».

А потом вся семья переехала в настоящую городскую квартиру, и Марина забыла про аппликацию, которую так и не сделали, и даже про болезнь. Скоро у нее появились и новые подружки, которые прибегали к ней в гости и устраивали шумные игры. И хотя они были старше ее на год, они вместе пошли в школу. Марину взяли в первый класс, когда ей едва исполнилось шесть лет. И ей очень нравилось быть прилежной ученицей.

Вот только и в школе, и в институте, она почему-то очень боялась, что над ней могут посмеяться, хотя смеяться над умницей-красавицей никому в голову не приходило. А каждую весну ей овладевало какое-то смутное предчувствие праздника. И она считала, что так и должно быть, ведь весной так хочется жить.

Алена Оленова

Комментарии психолога

В этом рассказе Алены Оленовой мы находим историю переживаний маленькой девочки, которую отвергли подружки и не смогла поддержать ее мама.
В этом описании — огромная, на мой взгляд, ценность. Мало кто рассказывает о внутреннем мире чувств и переживаний, и особенно у ребенка.
Между тем, мы, взрослые, хоть раз в жизни да переживали нечто подобное в своем собственном детстве.

Реакция родителей могла быть разной — безразличной, истеричной, обвиняющей (сама виновата), но редко — адекватной.

Когда ребенок сталкивается с подлостью и предательством — это всегда неожиданно и очень больно. В таких ситуациях ему необходима поддержка близких людей. Послание, которое ему необходимо услышать, должно быть таким: «Чтобы не транслировали тебе другие люди, с тобой все в порядке. Я сочувствую тебе. Я на твоей стороне».

Мама могла бы сказать: «Я бы тоже расстроилась, если бы со мной так поступили… Я считаю такой поступок нечестным и жестоким по отношению к тебе…Я сочувствую тебе и поддерживаю тебя…С тобой все в порядке, и они так поступили не потому, что ты плохая. Это с ними что-то не так, если они не нашли другого способа сказать тебе, что им больше не хочется играть с тобой.»

К сожалению, послание мамы в этом рассказе звучит следующим образом: «Ты глупа, раз не понимаешь, что они хотят избавиться от тебя. Ты позоришь меня («Не будь посмешищем»)»
Таким образом, мама вместо поддержки обвиняла дочь и стыдилась ее. Конечно, она не сказала об этом прямо, но это не имеет значения. Дети «считывают» смысл посланий намного лучше поверхностных слов.

Например, начитавшись умных книжек о правильном воспитании мамы «учатся» не обвинять и не ругать детей, но в глубине души они сдерживают именно эти чувства… Можете не сомневаться, что ребенок «считает» то, что прячут, а не то, что проговаривают вслух.

А все потому, что чувства, даже подавленные, обладают сильной энергетикой, которую и ощущает ребенок. А слова — всего лишь слова…

Вполне естественна и соматическая реакция девочки на такое сильное эмоциональное потрясение. Оставшись один на один с таким тяжелым травмирующим событием, не имея ни поддержки, ни сочувствия, ребенок может тяжело заболеть. Родители, как правило, никак не связывают болезнь с эмоциональным состоянием. Они лечат тело, но не душу. И в то же время подобная травма способна оставить след на всю жизнь. Недаром героиня в последующей жизни так боялась оказаться посмешищем. Она уже и само событие забыла, а страх остался.

Так работает механизм травмы — мы забываем сами обстоятельства, в которых все произошло, но чувства остаются, и они возникают всякий раз, когда психика по каким-то своим критериям обнаруживает «похожесть» новой ситуации на ту, старую, в которой все случилось в первый раз…

Вероника Хлебова

This entry was posted in Истории наших читателей с комментариями психолога and tagged , , , . Bookmark the permalink.