Детские конфликты

я хочу быть собойПредставьте, что у вас есть ребенок. Если у вас и в самом деле есть ребенок, вам легко это представить.

Теперь представьте, что этот ребенок – мальчик. И учится в третьем классе. А на днях он играл после уроков с одноклассниками в школьном дворе, и одна девочка попала ему снежком в лицо со всего размаху. А сын ударил ее в ответ палкой. А теперь у девочки синяк, и нога болит, и ее мама хочет с вами обсудить случившееся. Что вы будете переживать?

… Такая история очень типична: самого разного рода ссоры, стычки и столкновения интересов случаются постоянно. Дети учатся взаимодействовать, а в столкновениях они хотят обращаться к авторитету взрослых. Они хотят перенять опыт – как? Как отстаивать свои интересы, оставаясь при этом в отношениях?

И какую помощь они получают?

Мама такого мальчика, моя клиентка, пребывала в полнейшей растерянности. Ибо те шаблоны, которые приходили ей в голову, не годились. Ввиду того, что они не решали проблему, а успокаивали тревогу родителей. А иного выхода ей в голову не приходило. Конструктивного решения проблемы не было.

…Думаю, и вы вспомните те же самые шаблоны: — подавить своего ребенка, прочитав ему мораль про то, как плохо бить девочек и драться вообще; — подавить чужого ребенка, в духе: сама виновата, смотреть надо, куда кидаешь, и вообще надо быть скромной, не кидать снежки по мальчикам: — посыпать себе голову пеплом: «Какая же я ужасная мать, какого монстра воспитала»

… Все эти шаблоны исходят из идеи, что конфликты недопустимы, и участник конфликта плох и виновен – надо только найти того, кто более виноват и разоблачить его.

А что, если исходить из другой идеи? Что конфликты неизбежны, и задача заключается не в том, чтобы их предотвратить, а в том, чтобы научить ребенка их разрешать?

…Девочка в игре нанесла ущерб мальчику – так бывает! Намерения не было, но, тем не менее, ущерб случился. А если ущерб был, то злость мальчика вполне закономерна!

«Ты пострадал, и разозлился… Это естественно. Однако ответ палкой превысил нанесенный ущерб; у девочки теперь болит нога. Видишь, как импульсивное действие, даже кажущееся справедливым, может причинять еще больший ущерб! Это тебе нужно усвоить как урок: ты можешь злиться, но нужно быть осторожным в ответных реакциях, ибо ты можешь причинить даже большую боль, чем пережил сам….»

Мне думается, ребенок, у которого признали право на злость, услышит, и будет сотрудничать, а не сопротивляться. Его не придется ни стыдить, ни обвинять, ни лишать ответственности за свои действия.

Если мы признаем право ребенка на чувства, он сам способен сделать выводы о том, что отношения – это хрупко, и больше поймет про границы – свои и чужие.

И в будущем, разозлившись по праву, скажет о своей злости, и своих границах, остерегаясь действий, разрушающих отношения.

Вероника Хлебова

This entry was posted in Я и другие люди: как я строю отношения с ними and tagged , , . Bookmark the permalink.