Я и мой ребенок: где проходит граница?

Когда мы становимся родителями, мы осваиваем для себя новые и важные роли матери и отца.

Мы знаем, что нужно вырастить детей, воспитать, дать им образование и выпустить в жизнь.

Мы растим их в соответствии с культурными, социальными представлениями, а также опираясь на семейные традиции.

И, сознательно или бессознательно, мы полагаемся на собственный опыт взросления, и я вам ручаюсь, что огромная часть вашей детской жизни будет влиять на жизнь вашего ребенка.

Вы будете выбирать те пути – из огромного многообразия возможностей – которые прошли когда-то сами.

И, если говорить обобщенно, вы будете использовать две основные стратегии своего родительства: вы будете помогать своему ребенку «избегать» тех трудностей, которые пережили сами или же

Вы всеми силами втолкнете его в собственный опыт переживаний, полностью воссоздав картину вашего детства.

Стратегия первая: Избегание трудностей

Вместе со своим ребенком, а точнее, «через него» родители попытаются «переписать» собственное детство, дать ему то, что не получили сами, хотя очень в этом нуждалась.

«Я очень хотела, чтобы мама посидела со мной, когда она укладывала меня спать. Но она просто вставала и уходила. Мне было очень горько, и я каждый раз ждала, что может быть, именно сегодня, мама согласится. Но она никогда не оставалась. Теперь я не могу уйти от сына, когда он просит, чтоб я посидела с ним перед сном. Укладывания превращаются в часовые ритуалы, в конце которых я неизменно прихожу в раздражение».

«Родители не разрешали мне заводить домашних животных – в семье был астматик. А я их обожала, и очень страдала от того, что у меня не было собаки. Мой маленький сын обязательно будет общаться с собаками и другими животными – я для этого сделаю все».

«Меня родители никуда не водили – ни в кружки, ни на спортивные занятия. Им было некогда, а я завидовала подругам, которые хоть чем-нибудь занимались. Теперь мои дети ходят и на шахматы, и на теннис, и на английский. А я по-прежнему боюсь, что они что-нибудь упустят в своей жизни.»

Во всех этих случаях – и во многих других – «пострадавшие» от неудовлетворения своих важных потребностей взрослые мечтают дать своим детям то, чего были лишены сами…

Все бы хорошо, но есть одно важное по своей беспрецедентности обстоятельство.
Удовлетворение потребности производится «не по адресу».

Ребенок — это отдельный человек, обладающий СВОИМИ СОБСТВЕННЫМИ нуждами и желаниями.
Ему важно, чтоб реализовались именно его мечты, а не мамины и папины.

Но родитель, «заряженный» собственной травмой, зачастую не видит и не слышит своего ребенка.

А его Внутренний Ребенок (об этой части нашей личности мы много говорили в предыдущих статьях) так и остается без внимания.

Я вспоминаю, как повела своего старшего сына в первый класс.

Меня охватила такая сильная тревога, что я едва могла справляться с ней.

Я пересмотрела множество школ и учителей, надеясь найти самую лучшую школу и самого лучшего учителя. Идеала найти не удавалось, везде, наряду с достоинствами присутствовали недостатки.

Наконец, я остановилась на той учительнице, в пользу которой говорили «бронебойные» аргументы «положительности», а именно – огромный опыт, дружелюбное отношение к детям, многочисленные положительные рекомендации…

Но я все равно продолжала сомневаться.

В результате долгих размышлений я пришла поговорить в надежде обрести-таки душевный покой…

Разговор я даже не смогла начать, я просто разрыдалась. Немало удивленная учительница бросилась меня успокаивать…

Тогда я не осознавала, что это не мой ребенок подвергается опасности, а я чувствовала себя в опасности в свои 7 лет…

Та ситуация подняла на свет божий мой собственный опыт знакомства со школой.

Первая учительница была довольно строга, не гнушалась оскорблениями, но, главное – не стеснялась дать подзатыльник или стукнуть ребенка головой об доску.

Я старалась хорошо учиться – лишь бы мне не доставалось от нее. Надо сказать, мне это удалось, но страх того, что я могу попробовать ее острого языка или крепкой руки, сохранялся все годы обучения в начальной школе.

Конечно, мой ребенок находился совсем в ином мире – его учительница была совсем другой, да и пожаловаться он мог в любую минуту, но… мой собственный страх за себя неизменно рождал фантазии, что мой ребенок страдает.

Таков феномен родительской тревоги: мы боимся не того, что происходит в реальности, а того, что с нами было когда-то давно, когда мы оказывались жертвами ситуации – беззащитными и бессильными.

По непонятным причинам многим достойным матерям и отцам трудно «перенаправить» поток эмоций «по настоящему адресу» и признать собственные нужды и потребности.

В результате их Внутренний Ребенок так и остается заброшенным и одиноким, не понятым и не услышанным.

А это значит, что они продолжают чувствовать тревогу, неудовлетворенность, беззащитность, потерянность.

Ведь это и есть чувства Внутреннего ребенка, который остался в одиночестве со своими бедами.

Стратегия вторая: Воспроизведение обстоятельств своего детства

«У меня проблемный ребенок. На него жалуются учителя: он плохо учится, неусидчив и непослушен. Я очень злюсь на него и стыжусь его».

Так говорит о своем сыне мама, которая сама в детстве пережила, да и до сих пор ощущает свою «плохость»…

Ей никогда не удавалось понравиться маме, чтобы она ни делала, как бы ни старалась.

Мать всегда была недовольна, считая свою дочку недостаточно старательной, послушной, трудолюбивой, способной. Девочка не слышала от нее добрых слов поддержки и утешения, ей доставались лишь претензии и отчужденность.

В конце концов, ей пришлось «принять» сторону матери, согласившись со своей «плохостью».
Согласиться с тем, что мать «мучилась», воспитывая ее, «присвоив» все ее обвинения в свой адрес.

Надо ли говорить, каким был мир этого ребенка?

Этот мир был наполнен ядовитым раздражением, руганью, бесправием.

И теперь точно так же, автоматически, она винила своего ребенка во всех смертных грехах, абсолютно не замечая своих порой абсурдных требований к нему…

В таких случаях мы также имеем дело с переносом своего мироощущения, возникшим из взаимоотношений с собственной матерью, на своего «реального» ребенка.

Его как будто не за что ценить, у него «не находится» способностей и талантов.

И любая претензия со стороны – учительницы, подруги, соседки — мгновенно «включает» привычный сценарий…

Сценарий ребенка, «недостойного» любви…

Есть один признак, который почти наверняка укажет на след из прошлого.

Это раздражение.

Когда ваш ребенок не радует вас, а раздражает, это говорит о том, что, вероятно вы сами испытали на себе раздражение матери.

И теперь вам очень трудно увидеть в вашем ребенке что-то хорошее, глаз как будто нацелен исключительно на его несовершенства, которые выводят родителя из себя.

А как ребенку быть совершенным, не делающими ошибок, не боящимся, не шумящим в своих играх?
Это невозможно… Поэтому всегда останется причина для недовольства и раздражения.

В этом случае, как и в первом, очень важно провести границу между собой и ребенком.

Задуматься: в чем истоки моего недовольства, раздражения, по отношению к нему?
А не случалась ли подобная история со мной?
Не испытываю ли я те же чувства, которые поглощали мою мать в отношении меня?

И если вы хотя бы на один вопрос ответили утвердительно, не дайте повториться насилию.

Погрузитесь в свой внутренний мир и отыщите ребенка, которым вы были.

Погорюйте вместе с ним о том, как ему досталось… Вытрите его слезы.

И тогда, возможно, в следующий раз на претензию со стороны вы не броситесь переделывать «плохиша», а дадите ему право на несовершенство.
Признаете тот факт, что другие люди тоже могут ошибаться и преследовать свои интересы.
И сможете поддержать и защитить своего ребенка.

В конечном итоге, родительская задача заключается в том, чтобы провести границу между ребенком и собственными страхами, тревогами, недовольством и стыдом.

Охваченные этими чувствами из прошлого, мы теряем подлинную связь с ребенком, мы не находимся в близости с ним.
И тогда он ускользает от нас, оставаясь непонятым и недоступным.

Даже если вы находитесь в нескончаемой тревоге за него или пытаетесь сделать-таки из него хорошего человека, невзирая на его изначальную ущербность.

Обратите, наконец, внимание на свои собственные потребности, мечты и желания.

Что вы можете сделать для себя из того, что не сделали ваши родители, и пока еще не сделали вы сами?

Проведя таким образом невидимую границу, вы сможете увидеть своего ребенка настоящим, а не таким, каким его рисует ваша тревога или стыд.

Вы успеете насладиться радостью встречи с ним, почувствовать свою любовь к нему и принять бесценный дар – его безусловную любовь к вам.

И успеете еще что-нибудь сделать для себя.

Вероника Хлебова

This entry was posted in Дети и родители: самые первые близкие отношения and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.