Плохие дети. Часть вторая

Замкнутый круг

С небольшими модификациями в воспитании своих детей мы используем ту модель, которую усвоили у своих родителей.

Даже в случаях осознанного отрицания правил воспитания, которые мы почувствовали на своей шкуре, бессознательно, мы в той или иной мере их воплощаем в жизнь.

Поэтому если родитель в своем детстве столкнулся с жестокостью, чрезмерной строгостью, несправедливостью, непониманием, ему будет очень непросто понять своего ребенка, принять его импульсивность, доверить внутренней мудрости маленького создания.

Таким образом, многие наши неврозы, заболевания, психологические трудности имеют поведенчески-наследственный характер.

…Передо мной сидит папа и жалуется на своего сына, у которого плохо развита самодисциплина.

Я спрашиваю: «А зачем вам в жизни нужна самодисциплина?»
«Ну, например, для того чтобы утром собраться и пойти на работу»
«А вам нравится ваша работа?»
«Нет, не очень»
«А если бы нравилась?»
«Ну, я думаю, мне намного легче было бы собираться по утрам».

В этом примере видно, как возрастное отсутствие самодисциплины у ребенка родителем воспринимается как угроза дальнейшей жизни ребенка, потому что у самого родителя вся жизнь построена на самодисциплине и абсолютно отсутствует живой интерес.

Взрослый в этом примере не умеет использовать естественные каналы рождения энергии -такие, как интерес, удовольствие от процесса, радость от собственных достижений и роста, то он не может предположить наличие такой энергии и у ребенка.

Как следствие, родитель навязывает ребенку единственный способ, которым пользуется сам, то есть самодисциплина, жесткое следование позиции «надо» и отрицание позиции «хочу».

Мы с мамой доказали: «Я плохой!»

Как правило, всех детей, у которых есть поведенческие проблемы в детских учреждениях (детский сад, школа) объединяет одно: а именно наличие глубокой внутренней травмы, регулярно получаемой дома, связанной с отрицанием родителями естественного существа ребенка, его естественных потребностей и проявлений.

Разбор ситуации обязательно выявит либо крайне жестокое обращение, с регулярными физическими наказаниями (причем, родитель будет клятвенно уверять, что он не бьет ребенка, а наказывает за провинность), либо стойкое ощущение родителя, что его ребенок «плохой».

Они сидели передо мной — мама и сын.
Мама смотрела на сына с грустной скорбью, уже много лет она борется с его «плохим» поведением в школе.
Она так устала от этого, она чувствует себя бессильной.

С упреком в тысячный раз задает сыну вопросы: «Почему других родителей не вызывают в школу?
Почему у других детей нет конфликтов?
Почему ты не сказал мне про двойку, которую получил?»

Сын смотрит на мать сосредоточенно строгим взглядом.
Со стороны это выглядит немного комично, он очень старается выглядеть взрослым, ведь это главное, чего от него требуют родители.

Быть более внимательным, более сознательным, более ответственным, ах как многим взрослым дядям и тетям этого не хватает, что уж говорить о детях, у него точно это не получается и, судя по всему, он так же бессилен в этой ситуации, как и его мама.

Он задает маме очень похожие вопросы: «А почему ты не рассказала, когда нашла мой плеер, я ведь просил тебя?
Я нашел его в твоей сумке недавно.»

Их разговор состоит из взаимных обвинений.

Но один его вопрос сильно отличается от того, что спрашивает мама: «Я надеюсь, ты не сердишься?» — строго он спрашивает ее, но за этой строгостью плохо спрятанное переживание за маму и боль от того, что она опять страдает, а он сделать ничего не может…

Они задают друг другу похожие вопросы, упрекая друг друга в нечестности, а боль каждого звучит примерно так:
«Почему ты не можешь быть послушным, таким как была я?» — спрашивает мать.
«Почему ты не можешь принять меня таким, какой я есть?» — спрашивает сын.

Зачем родителям все знать про своего ребенка?

Таким образом родитель может контролировать ребенка и меньше тревожиться по его поводу.
Однако, чрезмерный контроль со стороны взрослых не позволяет ребенку научиться самому контролировать себя.

Более того, не позволяет ребенку сформировать ощущение своей жизни, своего внутреннего мира, не позволяет ребенку научиться доверять себе, своим решениям, верить в свои внутренние силы и возможности.

Если мы как родители пытаемся вывести ребенка на чистую воду, то есть точно узнать, что у него происходит в школе, и какой он на самом деле ученик, это априори означает, что мы не верим в то, что наш ребенок «хороший».

Мы не верим в то, что наш ребенок способен справиться со своими трудностями.

И это означает, что у нас нет доверительных отношений с ребенком, в которых он первый поделится своими трудностями и переживаниями, как только ему потребуется наша помощь.

В приведенном выше примере мальчик так сильно переживал за маму, что просто не мог себе позволить делиться с ней своими проблемами.

Зная, что мама обязательно будет расстраиваться и, скорее всего, накажет его, он каждый раз максимально оберегал ее и себя от неприятного разговора.

Отсутствие доверия у родителей, постоянные требования к ребенку, которым он не может соответствовать, нежелание разбираться в ситуации с позиции ребенка, нежелание понимать, что двигало ребенком в тот или иной момент, отсутствие сочувствия ребенку в его бедах (как вы понимаете вызов родителей в школу не самое приятное событие, которому предшествовало еще более неприятное происшествие)

– все это приводит к ощущению своей слабости у ребенка, к ощущению своего одиночества перед неразрешимыми проблемами (вести себя по-другому у него не получается, а контролировать мамины эмоции тем более), к стойкому ощущению себя «плохим» и невозможности это исправить.

Что же делать, если ваш ребенок «плохой»?

Если вы обнаруживаете, что многие годы живете с ощущением, что ваш ребенок плохой, попробуйте в этом разобраться.

Для этого ответьте честно сами себе на следующие вопросы:
1. Насколько хороши вы сами?
Очень часто ощущение «мой ребенок плохой» сопровождается ощущением «я плохая мать» или «я плохой отец».
Корни этих ощущений уходят в ваше детство, когда родители, вероятно, не давали вам чувства безусловной ценности.

2. Что именно вам кажется «плохим» в ребенке?
Важно перестать воспринимать ребенка тотально плохим. Важно увидеть, что в нем есть много хорошего.

Важно об этом (о том, что в ребенке есть много хорошего) поговорить с самим ребенком, это поможет ребенку изменить восприятие себя, увидеть свои ресурсы.
Но даже если диалог у вас не получится, изменение угла зрения родителя сильно помогает обеим сторонам.

3. Как в вас самих живут те плохие черты, которые мешают вашему ребенку?
И здесь, возможны следующие крайности, от «я в себе это ненавижу» или «я очень страдал от этих качеств», до «у меня такого никогда не было». Как правило, нашим детям мешают жить те черты характера, которые мы не принимаем в себе.

Если вы сможете принять свою Тень, вам намного проще будет общаться с ребенком. И, как следствие, ребенок сможет принять эти качества в себе, а не относится к ним как к злокачественной опухоли.

«Плохой» ребенок, это его беда, а не вина…

Его знала и не любила вся школа.
Его то выгоняли, то переводили на домашнее обучение, а когда мама не могла достать нужную справку, опять возвращали в школу.

Все учителя знали, что он не в состоянии высидеть сорок минут, и каждый урок превращался в испытание терпения для него, учителя и всего класса.

Он не хотел быть плохим мальчиком и доставлять столько хлопот окружающим, но сосредоточиться на том, о чем говорит учитель, у него не получалось.

Он очень хотел сидеть ровно, но у него все время что-то падало на пол, он поднимал, садился, пытался найти тетрадь, но, как назло, в портфеле было почти пусто, и тетради были не те, что надо, а в тех редких случаях, когда были те, что надо, в них не было и намека, на то, что делалось в классе.

Соседи по парте раздражали своей правильностью, девчонки забавно взвизгивали, когда он тыкал в них ручкой.

Само по себе нахождение его тела за школьной партой было бессмысленно, ему хотелось погулять, прокатиться на автобусе до ближайшего супермаркета, можно было бы купить петард и взорвать их на пустыре.

Единственное, что помогало ему выдержать хотя бы четыре урока, это мысль о маме.
Она очень расстраивалась, когда ее вызывали в школу…
Она пыталась с ним разговаривать, а он пытался что-то объяснить в ответ, но получалось только хуже…

Мама злилась и сильно наказывала его.
Он терпел.
А она потом долго плакала.

Он жалел ее.
Она воспитывала его одна, много работала.
Отца своего он не помнил, другие мужчины, периодически появлявшиеся в их доме, надолго не задерживались, и часто были жестоки как с ней, так и с ним.
Последнего он выгонял самостоятельно, угрожая ему ножом…

У каждого «плохого» ребенка есть своя история.

Все эти истории объединяет одно: жестокость и трагизм его детства, детства его родителей, а так же прародителей на несколько поколений назад.

Есть ли шанс вырваться?
Да, конечно.

Таким детям помогает опереться и встать на ноги любой контакт со взрослым, который может уважительно к нему отнестись.

Это может быть учитель в школе, или тренер в спортивной секции, или психолог.
Это могут быть родители его друга, которые нашли в себе мужество по-человечески к нему отнестись, лишний раз выслушать и поддержать.

Если ваш ребенок дружит с «плохим» ребенком…

Дружба с «плохим» ребенком часто пугает родителей.
Такое ощущение, что родители боятся, что их «хороший» ребенок может заразиться от «плохого» и сам станет «плохим».
И здесь опять встает вопрос о доверии собственному ребенку.

Воспитываясь в вашей семье, ребенок впитывает ваши ценности и вполне способен выносить собственные суждения по многим вопросам.

Постарайтесь понять, что именно получает ваш ребенок от этой дружбы?

Ответ «ничего хорошего!» не подходит…

Если ваш ребенок общается с кем-то, значит, он получает что-то очень важное для себя от этого общения.

Если вам удастся непредвзято разобраться с этим вопросом, то вы сможете решить для себя, насколько действительно опасно это общение для вашего ребенка.

Часто дети рассказывают про «плохих» ребят, что они хорошие и преданные друзья, что с ними интересно и весело, что «плохие» ребята могут выручить в трудную минуту.

Если ваши дети страдают от «плохого» ребенка…

К сожалению, наша образовательная система на протяжении многих лет игнорирует проблемы связанные с обучением «плохих» детей.

Дело не в том, что их необходимо изолировать.
Дело в том, что им требуется больше внимание, более высокие профессиональные требования к педагогу, меньшее количество детей в классе и регулярная работа с психологом.

На данный момент наша школа не может похвастаться всем вышеперечисленным и мы имеем то, что имеем.
Если в вашем классе есть такой ребенок, вы можете настаивать на индивидуальной работе психолога с ним и на работе психолога со всем классом. Это поможет детям найти свои ресурсы, на которые они могут опираться в сложных ситуациях.

Если же вы узнаете, что ваш ребенок, регулярно является жертвой «плохого» ребенка, постарайтесь разобраться в ситуации.
Сходите в школу, соберите как можно больше разных свидетельств и идите к психологу.
Важно разбираться, почему ваш ребенок притягивает насилие, почему ваш ребенок чувствует себя жертвой.

Скорее всего он чувствует себя жертвой не только в ситуации с этим конкретным ребенком, но и много где еще.

Анна Смирнова

This entry was posted in Дети и родители: самые первые близкие отношения and tagged , , , , . Bookmark the permalink.