Одиночество души в счастливую детскую пору

Наша утренняя прогулка с сыном уже завершалась, как вдруг нам навстречу вышла компания девчушек лет десяти.
Одна из них горько плакала, слезы буквально лились по ее лицу ручьями, руки дрожали, она навзрыд что-то сумбурно говорила.
Две подружки (как выяснилось позже, одноклассницы) сочувственно смотрели на нее.

Мы подошли к ним, спрашиваю, что случилось. Девочка от удивления даже плакать перестала на секунду.
Меня в этот момент пробрал мороз по коже – неужели наши дети так отвыкли (!), а может и не знают о внимании в свой адрес?!

Из объяснений в итоге понимаю, что завтра у них в школе важный концерт, на котором она должна выступать.
Роль ей, грубо говоря, навязали, она не хотела участвовать. Мало того, слова выучить не успела, да еще и дома забыла, а сегодня репетиция в 15.00. И сходить домой за ними нет никакой возможности, потому что через полчаса у нее «синтезатор», а мама сказала, что если она пропустит хоть одно занятие, она с ней «не знаю, что сделает»!

И учительница сказала, что если кто-то подведет класс на концерте, то «несдобровать потом будет»…
Спрашиваю, нужны ли ей деньги для того, чтобы быстро добраться куда-то.
Нет, не нужны, она живет через два квартала.
Но состояние паники и давящей ответственности не позволяет ей адекватно оценить ситуацию, она все время мечется на пятачке в два метра, где мы стоим…

В какой-то момент я понимаю, что у девочки страшнейший стресс (хотя, может быть, кому-то из взрослых эта ситуация покажется со стороны ерундовой) и она вот-вот впадет в настоящую истерику.
Беру за руку, смотрю в глаза, говорю, что любая ситуация не бывает безвыходной, мало того, эти два дня пройдут и через месяц-другой она даже не вспомнит о них, прошу не убиваться так сильно.

Предлагаю еще раз позвонить маме и, объяснив в чем дело, попросить разрешения пропустить одно занятие «на синтезаторе». Она с ужасом смотрит на меня и говорит, что мама только что бросила трубку, теперь ей ни за что нельзя звонить!

Предлагаю тогда объясниться с учительницей на репетиции и попросить на концерте свою роль прочитать или совсем «по бумажке» или подглядывая в нее. «Нет, она не разрешит – плачет девочка – и как я ей скажу?»… Предлагаю пойти с ней и мне попытаться объяснить ситуацию, девочка только громко рыдает.

Я смотрю на нее и вспоминаю себя в 5-ом классе.
Мы тогда в очередной раз переехали. Дело было под конец учебного года.

Учительница по труду в предыдущей школе была не очень терпеливой, а я пропустила занятия, когда она объясняла как работать на швейной машинке (мы тогда шили фартук).
Попросить объяснить мне повторно я побоялась, пыталась подсмотреть за одноклассницами, но хоть убей, ничего не понимала.
Нужно было одновременно нажимать «ножную» педаль и вести строчку.
Мне это оказалось не под силу освоить самостоятельно.
Перейдя в новый класс, я, понятно, даже и в голове не держала попросить учительницу мне что-то объяснять.

Да и машинки у них оказались другие, поэтому небольшие успехи, которых удалось самостоятельно достичь с предыдущей моделью, мне не помогли. Так как близился конец года, меня попросили предъявить фартук для оценки.

Я была просто в панике! И с перепугу наврала, что не помню где он лежит, так как мы недавно переехали.
Меня попросили найти и предъявить.
Прошло несколько недель, учительница мне напоминала про фартук, я отвиралась.
Потом сказала, что нашла, но он сильно испачкался в контейнере при переезде.

Меня попросили принести испачканный. Это был настоящий кошмар.

Потом родителей вызвали в школу. Я стояла за дверью и, сгорая от стыда и вины перед ними, слушала как их публично «разбирают» перед всем педколлективом и родительским комитетом за то, что они вырастили такую «нахалку, которая без зазрения совести лжет учительнице»…
Без зазрения! Если бы они знали, что нагоняй от мамы за то, что я ничего не ем, я каждое утро получала потому, что в горле был спазм от страха, что надо идти в школу…

Я почему-то помню этот случай. Но только сейчас понимаю почему.
Когда мы шли с родителями из школы домой, мама спросила меня: «Ты что не могла меня попросить сшить этот фартук? Зачем нас опозорила?» (мама всю жизнь шьет, и очень хорошо)… В самом деле, почему?..

Психологи во многом уже объяснили такое поведение детей.

Дело в том, что чаще всего детям кажется, что есть только они и их проблема: один на один.
Кому-то обратиться к родителям не позволяет желание (или родительское требование) всегда быть для них идеальными, кому-то сами родители, не научившие ребенка делиться проблемами, кому-то опыт, когда он обратился, а близкий человек отвернулся, обвинил, вместо поддержки или просто не услышал, не захотел услышать, посчитав проблему – глупой и детской…

Проблем не бывает глупых и детских, если они есть, то для конкретного человека, в конкретном возрасте и ситуации – они жизненно важны!
Страшно, но в наше время все чаще случаются трагедии с детьми и подростками, когда они решают уйти из жизни, получив двойку на экзамене и боясь родительского гнева, потеряв мобильный телефон и боясь наказания, боясь старшеклассников, отбирающих деньги, страдая от неразделенной первой любви…

Иногда мне кажется, что некоторые родители настолько не слышат своих детей, настолько сильно требуют и заставляют их быть взрослыми и нести полную ответственность не только за себя, но и за них самих, настолько жестко выстраивают «рамки» для своих детей, и так часто им запрещают быть просто детьми, что собственными руками ломают им психику.

Нашим детям жить гораздо труднее, чем нам было в их возрасте. На нас никто не выливал такого огромного количества информации (в большинстве своем негативной и ненужной), нас никто не заставлял жить в таком бешеном темпе, в котором не успевают жить взрослые люди, от нас никто не требовал во что бы то ни стало быть успешными (от нас ждали того, что мы будем честными, отзывчивыми, добрыми).

Но даже у нас бывали спазмы в горле от страха перед учительницей или родителями, даже мы убегали из дома от непонимания, даже нас охватывало время от времени чувство собственного одиночества и необъятности мира, неизвестно враждебного или нет…
Помножьте эти ощущения на сотни и вы поймете, что может испытывать ваш ребенок.

Великий педагог и психолог Януш Корчак как-то сказал: «Быть ребенком – это значит быть нищим иностранцем в чужой стране: у тебя нет денег и права голоса, ты не знаешь языка и то и дело не нарочно нарушаешь традиции»…

Я бы еще добавила, что судят тебя при этом по всей строгости закона, пока неведомого тебе, и в твоих ненарочных нарушениях традиций усматривают экстремизм…

Катерина Лексунова

This entry was posted in Дети и родители: самые первые близкие отношения and tagged , , , , . Bookmark the permalink.