Быть другим — это нормально

«Мама, а когда я пойду в первый класс?» — спросил меня мой пятилетний сын.
«В этом году, в сентябре, — ответила я. – Уже скоро!»
Первый раз дети в Америке идут в школу в пять лет – в первый класс, который в Америке считают «нулевым» или подготовительным.
Приближалось первое сентября, и все мои знакомые американские мамы, у которых дети должны были в этом году первый раз пойти в школу, находились в весёлом возбуждении. Все, кроме меня.
У моего сына сильное косоглазие, и я с трудом представляла себе, что будет, когда он пойдёт в школу. То, что его будут в школе дразнить, я знала наверняка, но вот как он это перенесёт, сможет ли он выстоять и не сломаться – этого я предсказать не могла. Поэтому я очень обрадовалась, когда в начале учебного года на родительском собрании учительница сообщила всем родителям, что они могут вместе со своим ребёнком время от времени посещать любые уроки и даже принимать в них непосредственное участие.

Я решила незамедлительно воспользоваться предоставленной возможностью, пойти на урок и понаблюдать за тем, что происходит в классе. Собираясь утром с сыном в школу, я с содроганием вспоминала свою советскую школу и своих одноклассников. В нашей школе дразнили всех и за всё: толстых – за то, что они толстые, худых – за то, что они худые, высоких – за то, что они слишком высокие, рыжих – за то, что они рыжие, меня же до слёз изводили за то, что у меня кудрявые волосы. «Баран», «овца» — эти обидные прозвища я помню до сих пор.
Я вспомнила, как полная девочка Нина, с которой я сидела за одной партой, рыдая, отказалась ходить на уроки физкультуры из-за насмешек одноклассников; как переживала высокая худая Лиза, которую одноклассники за её высокий рост называли «шлагбаум», как страдал Илья, у которого была сильная близорукость и которого дразнили «очкариком», как моя лучшая подруга отказалась носить скобки на зубах, зная, что эти скобки в классе станут предметом постоянных насмешек и оскорблений, и до сих пор жалеет о том, что в детстве не выровняла зубы. А мальчик из соседнего класса, который заикался, учился хуже всех, потому что боялся устно отвечать на уроке, зная, что над ним будут насмехаться.
Издевательства в моей школе считались нормой поведения, и я с ужасом представляла себе, что должен чувствовать мой ребёнок, страдающий косоглазием, плохо говорящий по-английски, оказавшись в новом коллективе и в чужой стране.

Начался урок. Дети уселись перед учительницей на ковре полукругом, я тоже уютно устроилась рядом со своим сыном. Учительница, которую звали Миссис Райдер, объявила тему урока: «It’s OK to be different», что по-русски означало «Быть другим – это нормально». Миссис Райдер взяла в руки стопку больших картинок и стала по одной показывать их сидящим на ковре первоклассникам.
«Что вы видите на этих картинках?» — спросила Миссис Райдер.
Дети наперебой начали описывали то, что было изображено на картинках: рыжая девочка с веснушками, голубоглазый мальчик в очках, темноволосая девочка с азиатским разрезом глаз, чернокожий кудрявый мальчик, девочка со скобками на зубах, мальчик, сидящий в инвалидном кресле…

«Все люди разные, — объясняла учительница детям на простом и понятном им языке, показывая картинки. – Быть не похожим на других – это нормально. Это нормально, если твои волосы светлые или тёмные, если твоя кожа белая или чёрная, это нормально, если у тебя но носу веснушки или их нет, если ты носишь или не носишь очки, если у тебя скобки на зубах, если ты можешь бегать или сидишь в инвалидном кресле. Быть другим – это нормально.»
Я слушала учительницу, с трудом сдерживая слёзы, подступившие к горлу. Я не могла поверить своим ушам. В нашей советской школе детская жестокость была узаконена. В Америке узаконено уважение к человеку.

Я никогда не была влюблена в Америку и всегда относилась к ней довольно скептически, но я благодарна этой стране хотя бы за то, что мои дети здесь защищены законом от любых издевательств и дискриминации любого рода — по расовому, национальному, половому, религиозному признаку или в связи с наличием каких-либо физических недостатков – и этот закон неукоснительно и повсеместно соблюдается, начиная с детского сада и заканчивая высшими инстанциями власти. В обязанности каждого учителя в американской школе входит следить за тем, чтобы никто из учеников не подвергался унижениям и издевательствам, потому что спокойная и доброжелательная атмосфера в классе здесь считается одним из важнейших факторов, необходимых для успешного обучения.

Несмотря на то, что, мой сын ещё плохо говорил по-английски, он быстро освоился в американской школе, и, приходя за ним после уроков, я часто видела его на школьном дворе, весело играющим в «салочки» с китайским мальчиком и рыжей ирландской девочкой. It’s OK to be different. Быть другим – это нормально.

Яна Андерс

This entry was posted in Про Жизнь and tagged , , . Bookmark the permalink.